КазахЗерно ИА

Казахстан: Вопросы и ответы накануне посевной

26 апр 2017 16:34

Новость на Казах-зерно:

В Костанае прошел круглый стол, посвященный предстоящей посевной кампании, сообщает собкор издания «КазахЗерно.kz».

Открывая встречу,  заместитель руководителя областного управления сельского хозяйства Сембай Сагандыков отметил, что в этом году Костанайская область планирует засеять 5, 2 миллиона гектаров, из них зерновых культур будет 4,1 млн. га - это 79%. Масличные культуры будут посеяны на площади 323,7 тысячи га. 755 тысяч га будет посеяно кормовых культур. Под урожай этого года семена засыпаны полностью. Из них первого класса - 68%, 2 класса - 23%, 8% - третьего класса. Под будущий урожай также закуплено 13 тысяч тонн элитных семян. Просубсидируется 16, 1 тысяча тонн семян высокой репродукции.

Что касается техники. Примут участие в посевной 25 тысяч тракторов, 24 тысячи сеяльных агрегатов, из них 825 - высокопроизводительные посевные комплексы.

Необходимое количество - 71 тысяча тонн ГСМ, в области уже имеется. В целом готовность техники приближается к 100%. Операторы-поставщики ГСМ те же, что и в прошлые годы, поэтому проблем в этом плане не предвидится, а если они и возникнут, то будут решаться в ручном режиме.

- С какими проблемными вопросами обращались аграрии в ходе подготовки к посевной кампании? Ведь она же привнесла определенные новшества.

Владимир Дранчук, председатель Костанайского филиала ОО «СФК»:

- Основной вопрос, который сегодня волнует сельхозтоваропроизводителей, - это, конечно же, субсидирование. Новые правила, которые начали действовать. Они уже утверждены, мы с ними согласились, но все равно возникает много вопросов, из-за которых тормозится развитие сельхопредприятий.

Другой вопрос - это налогообложение. Который также остро встал в связи с тем, что оборот многих  крестьянских хозяйств превышает 30 тысяч МРП, из-за чего они должны встать на учет по НДС. Неоднократно мы поднимали вопрос по запрету «на прочую деятельность» хозяйствующих субъектов, другие проблемы. К сожалению, на сегодняшний день они решены только частично.

Кроме того, есть вопросы по электронным зерновым распискам. Мы уже обращались и в Минсельхоз, и к руководству Единого информационного центра по самим механизмам и правилам их применения.

А что касается весенне-полевых работ, то на сегодняшний день в Костанайской области никаких проблем с ними нет, мы пообщались со всеми районами и можем заверить, что непосеявшихся не будет.

- Сколько заявок сегодня поступило в АКК для кредитования и есть ли для Костанайской области лимит?

Берик Нурмагамбетов, заместитель директора филиала АО «Аграрная кредитная корпорация» по Костанайской области:

- В нашей области поступило напрямую через АКК и кредитные товарищества 224 заявки на общую сумму 8,4 млрд. тенге. На сегодняшний день одобрено 14 заявок на 1 млрд. 200 млн. тенге. Профинансирована 81 заявка на 4, 4 млрд. тенге. Как такового лимита нет. Есть планы и показатели. Можем кредитовать до любых сумм. Единственный вопрос касательно бюджетных денег: если мы говорим о них под 5-6% для конечного производителя, то эти деньги ограничены. На сегодняшний день из них уже освоено около 55 млрд. из 60. Но надо учитывать, что у Корпорации есть собственные деньги. Там ставка выше - 8% годовых под залог АКК - там деньги не ограничены.

Нет проблем и с банками, которые готовы пойти навстречу любому производителю в решение предоставления кредитов.

- Скажите, сколько человек входит в кредитные товарищества и какая числится за ними площадь?

-  У нас 18 кредитных товариществ, в которые входит более 600 человек, они представлены во всех районах области. Площадь посевов закрепленная за ними - 1 миллион 400 тыс. га, - отвечает Сагандыков.

- Но все равно - у нас 5,5 тысяч фермерских хозяйств, получается, остальные в дешевых деньгах не нуждаются? -  спрашивает глава ТОО «Зуевка» Александр Бородин. - Те же ГСМ выкупаются очень слабо. Может, они ждут кредитные ресурсы?

- В кредитных товариществах - процесс заимствований идет круглогодично,  - отвечает Берик Нурмагамбетов. - Это на данный момент на рассмотрении 224 заявки находится. Да и потом, наши КХ и ТОО кредитуются в банках второго уровня, напрямую без участия АКК, поэтому в наших списках они не значатся. Кроме того, мы работаем с теми, кто в прошлом году занимал деньги посредством форвардного закупа через Продкорпорацию. В прошлом году таковых было 670. На сегодняшний день совместно с Управлением сельского хозяйства полностью отрабатывается данный список. Мы исключили из него тех, кто находится в кредитных товариществах, тех, кто обратились напрямую в АКК. И получается, по списку у нас осталось 380 производителей, большая часть из которых подтвердила, что за счет собственных средств будет проводить посевную. Лишь совсем немного фермеров еще не определилась.

- Если у кого-то есть проблемы с посевной, пускай обращаются к нам, - говорит Дранчук.

- Надо понимать, что теперь беззалогового кредитования не будет, - заметил Сагандыков. - Оно и раньше было залоговым - под гарантию СПК «Тобол». Было проще. Сейчас новый механизм, но, я думаю, у работающих крестьян он вопросов не вызовет.

- Надо только научить крестьян, как открывать кредитную линию, как ей пользоваться, - отмечает Бородин.

- Из года в год поднимается себестоимости пшеницы. Уже сейчас некоторые аграрии говорят о том, что конечная цена не покрывает всех расходов по ее возделыванию. На ваш взгляд, какая справедливая цена должна быть по итогам этого года?

Александр Бородин, глава ТОО «Зуевка»:

- Мы всегда плачемся. Может, не надо этого делать. В целом ни один крестьянин еще в убыток себе не сработал. Если он вообще нерадивый и получает четыре центнера. Но и такого урожая ему должно хватить, чтобы не уйти в минус. Но, конечно же, все зависит от технологии, от урожайности. Чем выше последняя, тем ниже себестоимость.

Нуркелген Утеулин, глава ТОО «ННН+В-2005»:

- На сегодняшний день мы заходим в посевную кампанию с учетом того, что у нас есть 15-30% подорожание: это ГСМ, запчасти, техника. Эта посевная кампания по затратной линии уже на подъеме. А цены на зерновые и масличные остались на уровне прошлого года. Остается только смотреть, что у нас получится по итогам года, и надеяться, что цена на урожай подрастет. Появятся новые рынки сбыта, трейдеры, и мы оправдаем свои затраты. Мы понимаем, что нужна диверсификация. Нужно производить то, что диктует рынок, что надо работать с высокодоходными культурами. Сегодня наше хозяйство в качестве приоритетных рассматривает три основные культуры: пшеницу, лен, ячмень. В качестве четвертой размышляем над чечевицей.

- На днях прошла информация, что прекращает действовать фонд гарантирования зерновых расписок. Нет ли тут опасности для аграриев?

Владимир Дранчук:

- И слава богу. Ведь любой созданный фонд требует отчислений, что, в свою очередь, ведет к повышению себестоимости. Вот в последний раз нам была презентована очередная система страхования. Но для чего она и для кого, мы так и не поняли. То есть такие понятия как хищение, недостача по ней страховым случаем не являются. Так зачем нужна такая система? Ведь все остальное - это взаимодействие частника и элеватора. Зачем страхование, в ходе которого нужно платить 0,5% от условной стоимости? А ведь мы все еще спотыкаемся на внедрении зерновых расписок, говорим: исправьте оперативно. Полгода бьемся: Минсельхоз ссылается на Минэкономики, те - на Минфин. И крайних не найти…

Сембай Сагандыков:

- Вопрос страхования еще не прижился. Может быть, в будущем что-то будет решено, но пока люди не готовы к нему. У нас к ЭЗР не могут привыкнуть…

Александр Бородин:

- Да, вроде бы, хорошее дело, мы поддерживаем. Но…

Сембай Сагандыков:

- Мы уже говорили, что у нас всего сельхозформирований 5,5 тысяч, из них участников зернового рынка 1207 плюс 43 лицензированных предприятия. Вот и вся арифметика.

- Как зарекомендовала эта система?

Новость на Казах-зерно:

Каншаим Дущанова, главный специалист Костанайского филиала АО «Информационно-учетный центр»:

- Со своей стороны мы провели широкую разъяснительную работу, но видимо все новое приживается с трудом.

Нуркелген Утеулин:

- Дело в другом, последние 2-3 года зерно забирают с мест забирают, поэтому для аграриев нет необходимости сегодня в ЭЗР. Так работают все мелькомбинаты и элеваторы. Выезжают на место и закупают зерно. Конъюктура рынка так сложилась. И нам, сельхозтоваропроизводителям сегодня удобнее продать с места. Эффективнее - по физическому весу, чем куда-то его везти. Хотя я тоже являюсь участником этого рынка -  по масличным. По зерновым у нас с переработчиками партнерские отношения, и элеватор как посредник нам уже не нужен. Если нам будет выгоднее торговать через элеватор, то мы конечно сразу же станем участниками этого рынка.

Александр Бородин:

- Если говорить о перспективе, то нужно думать о том, что на место мельниц, куда мы сейчас сдаем зерно, все равно придут трейдеры. Дело в том, что сейчас при отправке муки за пределы на международнй рынок, в тот Узбекистан, Паакистан, Иран, Таджикистан, мы наблюдаем такую тенденцию на тех рынках: они сами понастроили мельниц и ввели пошлины на муку. С тем чтобы переработка зерна осуществлялась внутри, каждый хочет добавочную стоимость получить у себя. С другой стороны надо говорить о том, что пока завезешь зерно на элеватор можешь потерять и в качестве и в весе…

Каншаим Дущанова:

- Да, это еще одна причина, по которой не все работают с ЭЗР. Многие боятся быть обманутыми со стороны ХПП в процессе приемки зерна. Тем не менее, система ЭЗР развивается. С 30 января внедрена опция «электронный аукцион». Зерновую расписку можно продать самому в системе. А с 9 марта внедрена функция продажа зерновой расписки «здесь и сейчас» - не ожидая результатов аукциона.

Выше шла речь о кредитовании, замечу: Информационно-учетный центр намерен ввести кредитование под залог ЭЗР. Здесь можно работать и через БВУ, и через МКО.

Владимир Дранчук:

- Прежде чем говорить о преимуществах, надо вспомнить о бумажном варианте ЗР и сравнить. Его тоже можно было закладывать в банке. Проще было. Ты в конце уборки ее получил, и сам себе хозяин. На сегодня мы надеемся, что рынок ЭЗР будет доведен до ума. Элементарно: сделайте программу усреднения по качеству зерновых расписок, а то нам сейчас за каждую ЭЗР надо платить. За каждый шаг. Если аграрий каждый день завозит на элеватор зерно в течение уборочной кампании, он каждый день в течение 20-25 дней получает ЭЗР. Мы не можем их консолидировать. Опять же Минфин и Минсельхоз не могут договориться.

- Как может отразиться на посевной ситуация сложившаяся с «Иволгой-Холдинг». Известно же также, что это крупнейший в области владелец зернохранилищ?

Сембай Сагандыков:

- С данным предприятием проблем никаких нет. Около 700 тысяч га они сеют в этом году, 90 тысяч - масличными. Да за ними числится 9 лицензированных элеваторов. Там хранится у них небольшое количество своего зерна. В целом по области сейчас где-то 600 тысяч тонн зерна хранится на ХПП, из них 200 тысяч - зерно Продкорпорации. По готовности техники об «Иволге» говорить особо не стоит - это высокопроизводительные посевные комплексы, трактора. Там достаточно возможностей. Еще в феврале, когда Министерство интересовалось, какая обстановка там, со слов гендиректора предприятия Василия Розинова, стало ясно, что «Иволга-Холдинг» сможет провести посевную кампанию. Василий Самойлович заверил, что по кредитованию никаких проблем нет, финансовые вопросы будут решены.

Мы были вовлечены в разговоры вокруг «Иволги», когда приезжала комиссия. Все проверили: техника есть, семена есть, ГСМ берут. Что касается кредитов, думаю, Василию Самойловичу любой его предоставит под честное слово. Кстати, последние три года он под гарантию СПК «Тобол» кредитов не брал, и сам выходил из этой ситуации.

- Сегодня в Казахстане отрасли машиностроения уделяется огромное внимание, чего нельзя сказать об отрасли сельхозмашиностроения… Как сделать доступнее сельхозтехнику для крестьянина, чтобы он обновил свой парк?

Сембай Сагандыков:

- Что у нас?.. «Есиль» только выпускается. И больше ничего. По другому оборудованию сейчас рассматривается вопрос помочь КазНИИМСХ, чтобы он увеличил соответствующий ассортимент в четыре раза с нынешних 150. Что касается высокопроизводительной техники. Вспомним начало, девяностые годы, когда все кинулись покупать зарубежную, и мы в итоге всех товаропроизводителей подсадили на нее. А эта техника без запасных частей работать не может. Ежегодно цены на них растут как снежный ком. И теперь мы наблюдаем тенденцию: люди переходят на российскую технику, те же самые «кировцы». Она сподручнее, надежнее и для наших кадров понятнее: посадить специалиста на трактор ценой в 200 тысяч долларов или 40 миллионов тенге - есть разница.

Так что, хотим мы того или нет, но выход в переоснащении пока в технике российской, белорусской, украинской, адаптированной к нашим условиям. И люди поворачиваются к ней лицом. Уже сейчас от многих крестьян можно услышать голоса о том, что «если бы я знал, что российская техника будет развиваться, я бы не покупал технику дальнего зарубежья». Но запрещать приобретать технику из дальнего зарубежья мы не можем, если аграрии могут это себе позволить. При определенных условиях ее применение себя оправдывает. В свое время, когда обсуждался вопрос субсидирования, мы об этом говорили: если есть возможность поддержать тех, кто приобретает высокотехнологичное оборудование, то почему бы и нет?

- Выходит, на казахстанского производителя надежды нет?

Александр Бородин:

- А где у нас тракторный завод? У нас же одни сборочные цеха, узловая сборка. Да, был Целиноградский завод, Павлодарский тракторный, по области было масса ремзаводов. А сегодня мы закупаем за рубежом простые сеялки, плуги.

Владимир Дранчук:

- Тут надо поднять еще одну тему. Мы, в свою очередь, уже обращались и в Министерство экономики, и в Министерство сельского хозяйства. Дело в том, что с этого года на импорт тракторов и комбайнов ввели НДС. Получается, что те же российские комбайны в цене выросли на 12%. Для бюджета это хорошо, для нас затратно.

Александр Бородин:

- Это для вас стало плохо - для КХ, я как ТОО вообще «пролетел» на несколько миллионов, купив четыре «Есиля» отечественной сборки. А оказалось, что «АгромашХолдинг», который их производит, работает по специальному налоговому режиму и не является плательщиком НДС. В итоге ничего не выиграл.

Вообще по НДС вопрос интересный: мы вступили в ВТО и стали его плательщиками. Но до сих пор никто не знает, как и в каком объеме мы будем его платить. Хорошо, если я его буду платить с разницы проданного-купленного, а если только с проданного? И никто пока на этот вопрос ответить не может. Не получилось бы как всегда: когда все подробности об изменениях, схемах уплаты и правилах мы узнаем тогда, когда они будут приняты в окончательном варианте...

Участники круглого стола говорили еще о многом, были подняты и другие вопросы. Впрочем, тема сельхозпроизводства неисчерпаема, поэтому договорились встречаться и обсуждать их чаще.


Тимур Туркестанов

Газета «КазахЗерно.kz»


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры