КазахЗерно ИА

Казахстан: Чей хлеб ест Мамытбеков?

23 нояб 2015 16:07

Новость на Казах-зерно:Зерно остается одним из немногих товаров казахстанского производства, имеющих спрос за рубежом. Ежегодно из страны на экспорт уходит 6 - 8 млн. тонн пшеницы высокого качества. Однако эта интегрированность в мировой рынок, похоже, вскоре сыграет злую шутку с простыми казахстанцами. С нового года правительство планирует прекратить субсидирование производства дешевого хлеба. После этого очень многим гражданам нашей богатой хлебом страны придется урезать свой рацион и сесть на голодный паёк.

«Патамушто!»

Этот парадокс мы все уже видели на примере рынка горючего, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». Он состоит в том, что бензин в Казахстане дорожает при любом изменении конъюнктуры на мировом рынке нефти: если черное золото стоит дорого, то производители топлива для внутренних нужд поднимают цены на бензин внутри страны, поскольку не хотят терять прибыль, которую могли бы получить при продаже того же объема на экспорт. Если мировые цены на нефть снижаются, те же самые производители топлива поднимают внутренние цены на бензин, чтобы за счет внутреннего рынка компенсировать снижение доходов от экспорта.

На все возмущения населения о том, что государство могло бы и подумать об обеспечении граждан недорогим горючим, раз уж нефть качается из недр (которые как бы принадлежат всему народу), следует ответ, что у нас рыночная экономика, и жить надо в этих условиях.

Похоже, аналогичную модель «стабилизации отрасли» собирается внедрить на рынке зерна и глава Минсельхоза РК Асылжан Мамытбеков. Не секрет, что цены на зерно на мировом рынке подвержены колебаниям не меньше (а то и больше) цен на нефть. Год от года они могут скакать в 2 - 3 раза в зависимости от урожаев основных мировых производителей. И эта интегрированность в глобальный рынок заставляет производителей зерна, по примеру нефтяников, кивать на мировые цены. То есть в тот год, когда можно отправить зерно на экспорт по хорошей цене, никто не хочет отдавать его по более низкому тарифу для создания Стабилизационного фонда страны. Как и в случае с бензином, кивают на рыночную «открытую» экономику и необходимость получать максимально возможную прибыль.

Зато в те годы, когда цены на мировом рынке падают, зерновики с надеждой смотрят на государство, практически требуя, чтобы оно закупало у них зерно по более высоким ценам для «поддержания отрасли». О том, что в условиях рыночной экономики поддерживать частный бизнес государство не обязано, в этот момент предпочитают не вспоминать.

Похоже, устраивающий обе стороны (производителей зерна и Минсельхоз РК) вариант обеспечения стабилизации зерновой отрасли решили скопировать с нефтяной. То есть в те годы, когда внешняя конъюнктура будет складываться не лучшим образом для экспорта, зерновики смогут получать прибыль на внутреннем рынке благодаря росту цен на хлеб для казахстанцев. А на вопрос: «почему у нас дорожает хлеб, если дешевеет зерно?» - последует ответ такой же «чёткий», как и в случае с бензином. Вкратце: «Патамушто!».

Три корочки хлеба

Новость на Казах-зерно:Шаг в этом направлении в начале ноября Асылжан Мамытбеков и сделал, объявив, что с нового года Минсельхоз РК отказывается от субсидирования цен на социальный хлеб. Таким образом, государство уходит от регулирования цен в отрасли, и устанавливать цены на муку и хлеб будет «сам рынок».

«Сам рынок» - понятие абстрактное. Понятно, что есть крупные участники рынка, которым теперь, после самоустранения властей от этого, никто не помешает двигать цену туда, куда они захотят. А по примеру того же бензина мы знаем, что процесс будет идти в одну сторону - цены поползут вверх, и как можно выше.

Сразу же появились прогнозы  «хлебопеков», что цена хлеба первого сорта вырастет с нынешнего уровня (порядка 50 тенге за буханку) до 80 - 90 тенге. Расчетов такой динамики можно не искать, они очевидны - рост предполагается на уровень девальвации тенге, поскольку экономика у нас долларизирована практически полностью, и все привыкли стоимость любого товара прикреплять к доллару.

Кстати, очевидно, что и сам Асылжан Мамытбеков понимает всю катастрофичность такого скачка на основной продукт питания многих казахстанцев. И очевидно, не сомневается, что многим его согражданам придется голодать. Но разводит руками, мол: «Это рынок!». Как выход из ситуации он предлагает… продавать хлеб нарезанным на маленькие порции. Видимо, предполагается, что совсем уж голодный человек сможет купить себе три корочки и благодаря этому не протянуть ноги окончательно. Предложение в своей простоте в чем-то созвучно со словами другого известного нашего государственного деятеля, однажды посоветовавшего для экономии воды мыться всей семье в одном и том же корыте.

И вот тут хочется остановиться и спросить и министра сельского хозяйства, и других апологетов «свободного рынка» и «открытой экономики»: если у нас цены на товары первой необходимости находятся на мировом уровне, то почему зарплаты - на уровне самых нищих стран мира? Ответа на этот вопрос можно не ждать.

Преступление министра

Надо сказать, что решение об отмене регулирования цен на хлеб правильное на 100 %. И его приветствовали все работники отрасли.

Всё правильно. Мы ведь действительно живем в условиях рыночной экономики, и ситуация выглядит странно, когда все отрасли имеют свободное ценообразование, и лишь одна из них регулируется. Это создает перекос. Ведь нынешняя цена на социальный хлеб практически не менялась с 2007 года!

Но другой вопрос в том, что время для решения об отмене субсидирования государством социального хлеба выбрано настолько неверно, насколько это только возможно. Кризис - не время для реформ. Мотив Асылжана Мамытбекова понятен: ему поставили задачу оптимизировать субсидии, вот он и оптимизирует. Мол, государство сейчас не имеет возможности тратить на это деньги. Но позвольте спросить: на что, на ЭТО? На то, чтобы кормить самые социально незащищенные слои населения? Так ведь это святая обязанность государства - заботиться о тех, кто сам не способен позаботиться о себе! Тем более в кризис, когда людям больше рассчитывать не на что и не на кого. Выбивать у них из-под ног последнюю опору в такой момент - это преступление против собственного народа, Асылжан Сарыбаевич.

Новость на Казах-зерно:Когда можно было безболезненно отпустить хлеб в свободное плавание? Да как раз тогда, когда в стране было все хорошо. Когда бюджет ломился от сверхдоходов и никто не считал эти несколько миллиардов тенге в год, которые уходили на субсидирование социального хлеба. И люди тогда намного легче бы восприняли, если бы произошло подорожание социального хлеба. Тем более что тогда этот скачок был бы намного ниже, чем сейчас, поскольку поводов для роста в два раза (как обещают сейчас) не было бы.

А сейчас? С падением тенге в нынешнюю бездну подорожало абсолютно все - от лекарств до одежды, от бензина до стройматериалов. На фоне этого люди отказываются от всего, кроме товаров первой необходимости, сокращая расходы до минимума. И вот тут скачок цен на хлеб - как ножом по сердцу придется очень многим казахстанцам.

Мог бы Асылжан Мамытбеков обойтись без этой как бы «вынужденной» меры экономии? Конечно, мог. Если бы захотел, конечно. Ведь перечень субсидий, выделяемых на «развитие» сельского хозяйства страны, огромен. Он включает в себя, например, многомиллиардную поддержку животноводства в рамках проекта повышения экспортного потенциала по мясу КРС. И как мы писали недавно, этот проект уже практически провален, судя по цифрам. Так для чего, господин министр, вы упорно продолжаете выделять миллиарды тенге на эту программу, в том числе на закуп скота за рубежом? Вы ведь таким образом субсидируете зарубежное сельское хозяйство, и без того жирных фермеров Америки и Европы. А своих сограждан, своих земляков оставляете без куска хлеба.

Одним словом, если бы Асылжан Мамытбеков захотел, он бы нашел способ сэкономить на чем-то другом. Но жертвой своей экономии он выбрал самую бедную и незащищенную часть населения. А почему? А потому, что эти люди беззащитны. За них некому заступиться. И даже если они будут возмущаться, на них мало кто обратит внимание. Либо, как и прежде, последует совет в духе советских лозунгов, которые так любит нынешний глава Минсельхоза: «Работайте больше!».

А что касается перспектив урезания субсидий по другим направления, в том числе по животноводству, то вряд ли на это министр сельского хозяйства решится. Потому что в крупные инвестиционные проекты вложены деньги больших людей, и оставить их «на бобах» - это значит поплатиться собственной карьерой. Спросите, где доказательства? Где-где, в Караганде. Там сейчас идет суд над бывшим премьер-министром Казахстана Сериком Ахметовым, и вскрываются факты, как он обеспечивал себе через структуры «КазАгро» многомиллиардные льготные кредиты на создание молочной фермы и тепличного комплекса. Кто-то сомневается, что Серик Ахметов - далеко не единственный чиновник, занимавшийся такими вещами? Конечно, нет. «Обидеть» их, предложив экономить, Асылжан Мамытбеков  не рискнет.

А цена такой вот трусости министра - это перспективы голода в семьях простых беззащитных казахстанцев.

Искаженный минимум

Оборотной стороной решения Минсельхоза РК о прекращении субсидирования социального хлеба станут, как ни странно, проблемы для самих зерновиков, мукомолов и хлебопёков.

Казалось бы, цены на хлеб вырастут, и благодаря этому вырастут доходы производителей продукции. Но это только на первый взгляд. На самом деле - рост доходов возможен только при сохранении нынешних объемов потребления. А это как раз и не возможно, потому что доходы населения остались прежними, а у многих даже и снизились. Потому что с приходом кризиса (и это не секрет) снизились зарплаты казахстанцев из-за того, что работодатели решили «затянуть пояса» на горле своих работников. А многих просто уволили, поскольку готовятся к еще более серьёзному кризису в следующем году.

Новость на Казах-зерно:Таким образом, одновременно с ростом цен пропорциональным образом снизится потребление всех продуктов, и хлеба в том числе. То есть для мукомолов и хлебопеков никаких положительных изменений не предвидится. А даже напротив: снижение объемов приведет к тому, что владельцы мельниц и пекарен будут вынуждены сокращать незадействованный персонал. И эти люди пополнят армию тех казахстанцев, кого несвоевременное решение Мамытбекова «экономить» оставит без куска хлеба.

Кстати, отсутствие платежеспособного спроса как фактор, не позволяющий развиваться отечественному сельскому хозяйству - это далеко не новая проблема.  Очень кстати тут можно привести выдержку из правительственной «Концепции обеспечения продовольственной безопасности Республики Казахстан до 2030 года». Она содержит очень верные наблюдения и выводы, которые, почему-то, остаются вне поля зрения при принятии решений чиновниками.

Итак, в Концепции целый параграф посвящен анализу проблем, «препятствующих обеспечению устойчивой экономической доступности продовольствия в Казахстане».

Авторы документа отмечают, что экономическая доступность продовольствия в Казахстане ниже не только, чем в развитых странах мира, но также и в других странах ЕАЭС. Об этом говорят статистические данные: часть доходов населения Казахстана, направляемая на приобретение продовольствия, существенно выше аналогичных показателей других стран. Для Казахстана данный показатель составляет 52,3%, для России - 44,8%, Беларуси - 49,1%, для стран Европейского союза - 25-30%, Соединенных Штатов Америки - 22% (в расчет принимаются 10% наименее обеспеченных слоев населения).

То есть огромной части казахстанцев уже сейчас приходится большую часть своих доходов тратить на то, чтобы просто прокормить себя. А после скачка цен на хлеб этот показатель станет еще выше.

При этом авторы Концепции отмечают, что в сложившемся положении вещей есть изрядная вина чиновников, составляющих так называемые «минимальные нормы потребления» продуктов. Дело в том, что на основе этих цифр рассчитывается прожиточный минимум. И занижая нормы, можно и минимум этот держать на микро-уровне.

 «К примеру, по данным органов статистики, годовое фактическое потребление мяса и мясопродуктов на душу населения на 68,7% превышает утвержденные минимальные нормы потребления, по фруктам на 53,4%, по овощам на 7,7%, по чаю черному на 325,4%. В результате, расчеты продовольственной корзины и всех последующих выплат из бюджета формируются на искаженных входных данных. В связи с этим возникают проблемы с созданием адекватного платежеспособного спроса на внутреннем рынке. К примеру, по данным органов статистики, по итогам 2014 года величина продовольственной корзины составила  11 441 тенге в месяц, что во 3,9 раза меньше фактических расходов на эти же нужды одного среднестатистического жителя в месяц», - отмечается в Концепции.

Что не говорите, а цифры эти иначе как душераздирающими назвать нельзя. Авторы концепции отмечают, что гарантированные государством доходы населения, проживающего за чертой бедности, не покрывают продовольственную корзину и не обеспечивают минимальных физиологических требований в пище для сохранения здоровья.

Можно задаться вопросом: как выживают люди, живущие на пособия и минимальные зарплаты, рассчитанные на основе искаженных норм потребления продуктов? Ответ один: за счет социального хлеба, который все это время оставался единственным доступным продуктом питания. Но, похоже, что с нового года Асылжан Мамытеков своей «рыночной инициативой» лишит сотни тысяч малообепеченных казахстанцев последнего куска хлеба. В прямом смысле этого слова.

Под чужую дудку

Отреагировали на инициативы Асылжана Мамытбекова и депутаты Мажилиса Парламента. Члены фракции «Народные коммунисты» В. Косарев, Ж. Ахметбеков, Г. Баймаханова, Т. Кенжин, Т. Омурзаков, Б. Сорокин обратились с депутатским запросом на имя Премьер-министра РК Карима Масимова. Народные избранники уверены, что глава Минсельхоза РК пляшет под дудку зерновых олигархов.

Новость на Казах-зерно:В своем обращении они отметили, что хлеб остается главным продуктом питания  для многих казахстанцев. При этом Казахстан ежегодно производит по тонне товарного зерна на каждого жителя страны. Потребление пшеницы не превышает 120-130 кг на человека в год. Остальной объем уходит на экспорт, что позволяет ежегодно прокормить казахстанским зерном еще 66 миллионов жителей земли.

И на фоне всего этого страна вдруг оказывается в парадоксальной ситуации: «В то время, когда наши зерновики не знают, как отгрузить зерно в порты, когда недостает вагонов, когда перегружены емкости элеваторов, в эти же дни встает во весь рост вопрос стоимости буханки хлеба у нас - в стране, входящей в десятку крупнейших стран-экспортеров зерна и занимающую ведущее место в мире по объему экспорта муки!».

Депутаты подчеркивают, что стоимость хлеба  не столько экономическая, сколько нравственная категория. А в нынешних кризисных условиях, когда дорожает все вокруг, стабильность цен на хлеб могла бы быть единственным островком надежды для малообеспеченных слоев населения. Однако, констатируют депутаты, чиновники в своих рассуждениях далеки от идеологии социальной справедливости. Вместо этого  идет лоббирование интересов крупного бизнеса.

«Мы отчетливо понимаем, что это делается в интересах зерновых компаний. Правительство, скорее всего, не хочет видеть того, что выручка от экспорта зерна не вся возвращается в страну, а уходит в оффшоры. Таким образом, в повышении цен на хлеб заинтересованы главным образом зерновики. Их интерес составил около полутора-двух миллиардов тенге», - отметили депутаты и попросили главу правительства остановить «эту и другие происки по росту цен на питание и услуги».

Тем временем, пока Карим Масимов думает, что ответить «народным коммунистам», во многих регионах решили не дожидаться следующего года и окунуться в рынок с головой уже сейчас.

Мониторинг цен, проведенный агентством КазТАГ, показал, что цена на хлеб в Талдыкоргане в ноябре выросла на 10 тенге, достигнув 75 тенге за буханку. Это самый высокий зафиксированный по стране уровень. В Кокшетау цена достигла 70 тенге, в Семее и Петропавловске 66 тенге, в Алматы 65 тенге, в Астане и Актобе 62 тенге, в Павлодаре 59 тенге, в Костанае  51 тенге, в Атырау, Кызылорде, Таразе и Уральске 50 тенге.

Кстати:

Выступая на брифинге в СЦК, Асылжан Мамытбеков назвал «страшные» цифры, которые государство тратит на сдерживание роста цен на хлеб. По словам министра, с 1 октября 2014 года по 1 октября 2015 года государственный бюджет на эти цели направил 11,5 млрд. тенге. Вроде бы, немало. Но давайте вспомним недавние коррупционные скандалы. Например, то, что по версии следствия, бывший глава нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» Талгат Ермегияев из выделенных на подготовку выставки средств получил незаконное вознаграждение в размере 4,2 млрд. тенге.

То есть только один чиновник и только по одному эпизоду украл из бюджета практически половину годовой стоимости субсидирования хлеба для всего народа страны! А взять всех остальных, кто уже под следствием,  а так же тех, кто пока ворует?

Так, может быть, стране нашей поискать другие ресурсы для экономии, а не урезать паёк беднейшей части населения, обрекая соотечественников на полуголодное существование?


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры