КазахЗерно ИА

Пираты Каспийского моря. На странных берегах.

02 Нояб 2011 17:40

Новость на Казах-зерно:В Казахстане в этом году собран рекордный урожай - около 30 млн. тонн. Экспортный потенциал повышен до 15 млн. тонн. Зерно переполнило все элеваторы, его просто некуда девать. Ситуацию может спасти только ускоренный экспорт зерна в возросших объемах, а иначе оно может просто пропасть. При этом и крестьяне, и вся экономика Казахстана потерпит колоссальные убытки.

Но, видимо, некоторым чиновникам не до экономики страны, тем более, до крестьянских проблем. Им начхать на чужие убытки, в их головах свои схемы и планы.

Казахстанские трейдеры, как оказалось, не могут пробиться сквозь горлышко Актауского международного морского торгового порта, ставшее вдруг чрезвычайно  узким.

В редакцию издания «КазахЗерно.kz» не раз обращались трейдеры с информацией о задержках отгрузки зерна в Иран. Чиновниками государственного единственного морского порта Казахстана создаются искусственные препятствия с целью выжать из переводчиков плату за дополнительные услуги. Об этом и пишет в своём фельетоне наш корреспондент.

Таверна «Хромой осьминог» давно пользовалась сомнительной репутацией. Здесь, вдали от бдительного ока королевских стражников, собирались старые пираты, желающие выпить рому, похвалиться былыми подвигами, а то и обсудить темные делишки с господами, которые отнюдь не желали, чтобы их связь с джентльменами удачи становилась достоянием общественности.

Господа из высокопоставленных, занимающие при королевском дворе высокие посты, сюда тоже захаживали частенько, прикрыв лица широкополыми шляпами. Причем, многие из господ, выпив одну-другую чарку рома, расслаблялись, вспоминая, как сами ходили в море под черным флагом со скрещенными костями. Разумеется, до того, как поступить на королевскую  службу. Хотя были и такие, что продолжали пиратствовать на странных берегах неспокойного моря.

Когда на пороге «Хромого осьминога» появилась приземистая фигура, трактирщик бросил на двери быстрый взгляд и тут же расплылся в угодливой улыбке. В коренастом, широкоплечем мужчине за версту чувствовался опытный капитан, насквозь просоленный морем, а привычка повелевать наложила на его лицо суровое выражение. Старый попугай, сидевший на своей жердочке, вдруг закричал: «Пиастры! Пиастры!»,  что лишь подтвердило подозрения трактирщика. Так птица приветствовала только моряков, намерения коих не всегда были благопристойны. Каким образом попугай отличал пиратов от простых матросов, никто не знал.

- Меня здесь ждут, - коротко бросил незнакомец. - Не у вас ли остановился мой друг?

У него нет одной ноги, а характер такой скверный, что разрази меня гром, если он не доставил вам хлопот!

- Пожалуйте, пожалуйте, - тараторил он. - Вас уже ждут. Комната семь. Угодно господину рому?

Новость на Казах-зерно:- Подай, любезный, самого лучшего, да поживее, - прокаркал вошедший и бросил трактирщику золотой. - У меня сегодня будет долгий разговор. Мой друг обрадуется мне, как выпивке!

- Сею минуту, - расплылся в улыбке трактирщик. Монета в его руке словно растворилась, и лишь опытный взор мог увидеть, что тот сунул добычу в карман с ловкостью заезжего фокусника.

Гость поднялся наверх, постучал в дверь, и в ответ на предложение убираться к чертовой бабушке, вошел внутрь. В темной, как крысиная нора, комнате сидел одноногий мужчина в богатом камзоле, расшитым золотом.

- Бугас, чертяка! - расхохотался одноногий. - Я уж думал, что не придешь!

- Здравствуй, Пэвер, - улыбнулся вошедший и уселся на продавленный стул. - Как же я мог не придти, когда у меня дело, да еще такой важности?

Старые друзья обнялись, выпили рому, принесенного трактирщиком, вспомнили старые времена. А вспомнить было что. Когда-то оба уважаемых господина пиратствовали в открытом море, грабили караваны и отдельные суда, нападали на маленькие города, вывозя золото, драгоценности и рабов. Но с годами вести такую жизнь им стало тяжело. Вот и придумали старые пираты Пэвэр Черная Борода и Бугас-Альбатрос пойти на службу к его величеству королю. Служба была непыльная.

Бугас по старой привычке собирал с людей дань, поскольку налогов в государстве никто не отменял, а Пэвэр засел в порту, откуда в разные страны отправляли грузы.

Налоги в королевскую казну текли исправным ручейком, однако старым пиратам жалования было мало.

- Послушай, Бугас, - вкрадчиво начал Пэвер, - ржавый якорь мне в печень, если ты не придумал что-то увлекательное.

- Придумал, придумал, - закивал Бугас. - Думаю я, что не зря мы через сто абордажей прошли, чтобы у короля на службе просто так киснуть. Пират всегда пиратом останется, и не упустит возможности карман набить. Придумал я тут одну хитрость. Скажи-ка мне, у тебя в заморские страны зерно везут?

- Везут, - крякнул Пэвер. - И много везут. Целыми караванами. Такой кус мимо рта уходит, аж слюни текут. Кабы не годы, я б и сей момент к штурвалу… Да на абордаж!

- А ты не расстраивайся, - хитро подмигнул Бугас. - Абордаж - дело нехитрое. А мы их по-другому возьмем. Только мне помощь твоя нужна будет, ну и я со своей стороны помогу.

Съезжу я к его величеству, бухнусь в ноги, да и скажу: так и так, мол, нельзя, ваше величество, зерно везти в мешках морем. Просолится оно, отсыреет, в негодность придет.

- Так все в мешках возят, - удивился Пэвер. - Как иначе-то? Или ты, осьминог насморочный, хочешь меня дохода лишить?

Новость на Казах-зерно:- Ну что ты, друг любезный. Наши с тобой доходы только возрастут. Привезут тебе торговцы зерно, а ты им бумагу с королевской печатью, а потом ласково так отведешь за локоток в сторону и скажешь: готов я вам навстречу пойти, но человек я маленький, надо мной еще народу много. Вы мне с каждого мешка по пиастру заплатите, а я вам бумагу сопроводительную-то и подпишу. Ну, а не заплатите, вас армада королевская на дно пустит.

Потому как нельзя без печати да подписи начальника порта к заморским берегам груз везти.

- Ну, а если они заупрямятся? - возразил Пэвер. - Его величеству писать депеши станут?

- Тогда ты им объяснишь: причалов мало, кораблей много. Хотите - ждите, да только в порту крысы, воры, разбойники. Не захотят ждать, пока причалы освободятся, пусть по пиастру дадут. Ну а не пожелают платить - вольному воля. Крысы ждать не будут.

- А король? - осторожно поинтересовался Пэвер. - Думаешь, он не узнает?

Бугас отмахнулся. Внизу слышался гвалт посетителей,  требовавших выпивки, и угодливый голос трактирщика.

- До его величества далеко, как до острова Потерянных кораблей. И потом, его я возьму на себя. Объясню, в случае чего, что лишние деньги необходимы для строительства новых причалов. Сам знаешь, в казне средств на это нет. Вот и выкручиваются верные слуги, как могут.

- Но ведь тогда повезут зерно по суше, - сказал Пэвер и осушил стакан с ромом. Бугас выдоил последние капли из опустевшей бутылки и крикнул трактирщика, велев подать еще одну.

- Далеко по суше, - пояснил Бугас. - Да и дорого. В пути всякое может случиться. Морем проще и безопаснее. И пока на наших странных берегах есть только один порт, мы с тобой будем ходить по колено в золоте. Да и потом, у меня еще кое-какие связи имеются. Помнишь Одноглазого Олеса?

Пэвер наморщил лоб.

-Тот, что спровадил по доске не одного строптивого матроса? Помню, конечно! А что?

- А то, что Олес к его величеству на службу пошел. И в случае чего он сухопутные пути купцам перекроет, а уж я позабочусь, чтоб ни одна мышь через границу без налога не проскочила! Ну а в случае чего, отправим письма старым друзьям. Мало ли пиратов теперь сидит на службе? Ведь теперь грабить выгоднее в рамках закона, не так ли?

Пэвер согласился. Обговорив детали, два старых пирата скрепили сделку кровью,  выпили еще рому и, обнявшись, разъехались по своим резиденциям. Каждый из них мысленно пересчитывал золотые дублоны, которые должны были вот-вот политься с небес сверкающим огнем.

А недавно прошел слух, что за преданную службу орденами Северной звезды Пэвера и Бугаса наградил король. Говорили, что награда нашла их за службу отечеству, да развитие торговых связей. Говорят, что возмущенные торговцы бунтовали, да только так ничего и не добились.

Потому что, как верно заметил Бугас-Альбатрос, пиратов на службе короля стало слишком много, так много, что они иной раз глотки друг другу рвали за лишний пиастр. Потому как на странных берегах бывают и не такие чудеса.

Но это уже совсем другая история.

P.S. В центре города Актау в роскошном большом здании разместился офис АО «Ак бидай терминал». Здесь работает более сотни сотрудников, но не один из них не может принять решение об отгрузке казахстанского зерна. Этот вопрос обязательно нужно согласовывать с самим министром сельского хозяйства в Астане, а в случае его занятости - с руководством «КазАгро», - сообщают трейдеры.

На кого это все работает?  Ясно одно, не на престиж государства и не на процветание экономики Казахстана.


Федор КОРОЗЯБКО

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры